Инженер в Англии и заочно арестованный в России: история создателя «умных» парковочных датчиков Nwav

От RuBit 24 сен 2018 в 16:10
  1. RuBit

    RuBit Administrator
    Команда форума

    20 фев 2017
    1.394
    1
    38
    С помощью устройств Юрия Бирченко можно узнать о свободных местах на стоянках: они передают данные на 5 км и работают до 10 лет.

    [​IMG]
    Белорус Юрий Бирченко переехал в Англию и заметил, как много времени водители тратят на поиск парковочного места. Чтобы решить эту проблему, инженер разработал датчики Nwave, которые передают данные о свободных парковочных местах. Устройства работают с помощью технологии LPWAN — беспроводной передачи данных на дальние расстояния.

    Сейчас устройства Nwave стоят в семи городах Великобритании, а также в калифорнийских университетах Беркли и Дейвис.

    Продукт для «умного» города
    По данным The Telegraph, британские водители тратят на поиск парковочного места в среднем 90 часов в год, а это больше двух рабочих недель. Найти место для парковки можно быстрее там, где есть датчики Nwave: с помощью технологии LPWAN они передают данные о свободных местах в приложения по поиску парковок.

    Разработка устройства заняла у Nwave три года. Парковочные датчики компании наземные, их высота составляет 20 мм. Они передают данные на расстояния до 5 км со скоростью 50 бит/с.



    Наши устройства стоят в Лондоне и других английских городах. Бывает, я сижу возле офиса и наблюдаю, как городские жители пробегают по датчикам, не замечая их, или проезжают на велосипедах и не падают. У меня в эти моменты душа радуется. Все остальные датчики на рынке вызывают нарекания пешеходов и велосипедистов — о них спотыкаются. Это причина, по которой они не слишком популярны.


    Датчики устанавливаются на асфальт с помощью специального клея — сверлить дорожное полотно не нужно. Это позволяет уменьшить стоимость установки.

    Кроме самих датчиков, Nwave продаёт данные и статистику об использовании парковок. Именно подписка приносит компании основную прибыль. Стоимость подписки предприниматель не раскрывает.

    [​IMG]

    Решить проблему с помощью технологии
    Основатель Nwave Юрий Бирченко с детства увлекался физикой, а после окончания МФТИ и работы в нефтяной компании ТНК-ВР уволился и вместе с товарищем Евгением Ахмадишиным создал компанию «Стриж». Партнёры занимались развитием технологии LPWAN — беспроводной передачи данных на дальние расстояния. С помощью технологии партнёры сначала разработали парковочные датчики для правительства Москвы, а через год сфокусировались на приборах для учёта ресурсов ЖКХ.

    [​IMG]
    В 2014 году пути партнёров разошлись — Ахмадишин продолжил строить бизнес в России, а Бирченко решил развивать свой стартап на международном рынке. Вместе они поделили интеллектуальные права на технологию и подписали соглашение о неконкуренции на один год.

    Бирченко переехал в Великобританию и основал компанию Nwave. Он хотел создать облачную платформу для межмашинного взаимодействия и IoT-устройств, с помощью которой датчики могли бы обмениваться данными и экономить заряд батареи. С этой идеей и первыми пилотными внедрениями технологии предприниматель выиграл главный приз на конкурсе Cisco BIG Awards и получил чек на $100 тысяч.



    Позже я понял, построить подобную платформу — задача не для стартапа на ранней стадии. Более крупные конкуренты, имея худшие по характеристикам технологии, жгли миллионы долларов в месяц на маркетинг и войну за долю рынка. Это интересно, но бесперспективно.


    Вместо платформы Бирченко решил создать один продукт, который сможет решить сложную технологическую и общественную задачу с помощью технологии LPWAN.

    [​IMG]
    Юрий Бирченко (второй справа) на конкурсе Cisco BIG Awards
    Предприниматель обратил внимание на проблему с поиском парковок в Англии и США. Он понял, что её можно решить, получая точные данные о свободных и занятых парковочных местах и предоставляя их водителям. Конкурентов с развитыми технологиями в этой области Бирченко не нашёл и решил сам создать «умные» парковочные датчики.



    Без всякой лести могу сказать, что Москва в плане развития парковочного пространства находится впереди многих европейских и американских городов. В Англии и США большинство людей до сих пор оплачивают парковки с помощью монет. Приходится всегда носить с собой мелочь — это же каменный век.



    Команда и инвестиции
    Для проекта Бирченко привлёк больше $1 млн от двух организаций Кремниевой долины — Band of Angels и Sand Hill Angels. Первые $400 тысяч он получил в октябре 2016 года, остальную сумму — через год. В конце 2018 года предприниматель планирует пойти на третий раунд инвестиций.



    Я живу в Англии, но инвесторы у меня американские. Всё потому, что английские инвесторы любят простые коммерческие истории — например, приложения по выгулу собак. В так называемый “deep tech” здесь инвестируют единицы и с очень узкой специализацией.

    В Америке же наоборот, большинство ангелов — это бывшие или действующие топ-менеджеры технологических компаний, их профессия разбираться в технологиях, они этим зарабатывают. Американцы разберут по кусочкам всё, что вы говорите, «заглянут в зубы» вашему технологическому коню и, если он понравится, сделают на него ставку.


    Чтобы разработать датчик, Бирченко нанял промышленного дизайнера, инженера-электронщика, программиста микроконтроллеров и математика. Сейчас в команде Nwave на постоянной основе работают десять человек и ещё четверо — удаленно по гибкому графику. Большинство инженеров находятся в России, а исполнительный директор и директор по развитию бизнеса — в Кремниевой долине.

    [​IMG]
    Датчики Nwave на улицах Лондона

    По словам основателя проекта, в Лондоне и Кремниевой долине сложно нанимать на работу высококвалифицированных инженеров: за них приходится конкурировать с финансовыми компаниями и технологическими корпорациями. «Нанимать средних программистов не вижу смысла — непонятно, как со средними людьми делать уникальный продукт», — говорит предприниматель.

    Трудности разработки
    Создать парковочный датчик с точностью детекции автомобиля, близкой к ста процентам, оказалось для команды сложной, но интересной задачей. По задумке Бирченко, электронное устройство должно работать десять лет и быть не выше 20 мм. Кроме того, датчик должен подстраиваться под особенности среды — погоду, пробки, электромагнитный шум метрополитена и уметь распознавать новейшие электромобили c кузовом из углеродного волокна.



    Мы не первые, кто разрабатывает подобный продукт. У большинства конкурентов парковочные датчики работают с точностью 90-95% в «нормальных условиях», как добавляют разработчики. Для меня это значит, что их устройство хорошо работает только в лаборатории на столе.



    Анализируя технологии конкурентов, Бирченко понял, что 90% заряда батареи в их устройствах расходуется впустую из-за отсутствия коррекции ошибок в протоколе радиопередачи. По словам предпринимателя, это можно сравнить с набором текста на печатной машинке вместо компьютера: в случае ошибки приходится заново перепечатывать всю страницу, что отнимает ресурсы.

    Он изучил современные методы коррекции ошибок и наткнулся на научные работы своего однокурсника и друга Юрия Полянского, профессора в Массачусетском технологическом институте. Бирченко связался с товарищем, и тот помог команде решить проблему энергоэффективности.

    Из Китая в Лондон
    Nwave продают свои устройства через системных интеграторов или партнёров. Первыми клиентами компании стали города Рединг и Ковентри в Великобритании.

    Основные заказчики датчиков — города, университеты и предприятия. Датчики Nwave уже стоят в Сан-Матео, Оксфорде, Портсмуте, американских университетах Беркли и Дэйвис. Стоимость сделок предприниматель не разглашает, но говорит, что продаёт устройства с маржинальностью не менее 70%.

    [​IMG]
    По расчётам Бирченко, к концу 2018 года компания выйдет на точку безубыточности. По его словам, основную прибыль Nwave приносит не продажа самих датчиков, а данных и статистику об использовании парковок.

    Датчики производят на двух фабриках в Китае. Бирченко уверен, что в Китае сейчас проще найти высококвалифицированных инженеров, отлично знающих нюансы литья пластмасс и фрезеровки металла. Стоимость производства одного датчика предприниматель не разглашает.



    Мои правила выбора подрядчика в Китае:

    1. Широкая воронка на входе — имейте в виду, что трое хороших подрядчиков из десяти будут загружены на 100% и выставят вам цену сильно выше рынка либо просто не ответят, если вы покажетесь им невнятным стартапом. Ещё два окажутся посредниками.

    2. Шортлист должен включать не менее трёх вариантов. Между двумя предложениями всегда будут серьезные различия, вам будет нужен третий источник.

    3. Делайте окончательный выбор только после личного визита на две-три фабрики — вы сразу поймете разницу в отношении, в подходах к управлению качеством, квалификации персонала и тому подобное.

    4. Брак неизбежен, поэтому чётко проговаривайте зоны ответственности поставщика по устранению брака либо допустимый процент брака при производстве. При ответе на эти вопросы можно сразу отличить любителя от профессионала в производстве электроники.

    5. Сразу договаривайтесь о полном функциональном тестировании продукта вашим софтом с отправкой результатов в онлайне или в зашифрованных лог-файлах. Оплачивайте баланс по контракту исходя из результатов тестирования, а не бумажных отчётов менеджера вашего проекта.


    Уголовное дело и заочный арест
    Пока Юрий Бирченко занимался развитием своего стартапа в Англии, в это время по решению Басманного суда Москвы под стражу был взят его бывший партнёр Евгений Ахмадишин. Сам Бирченко по решению суда был заочно арестован. Их подозревают в хищении бюджетных средств при выполнении подрядных работ по обустройству парковочных мест «умными» датчиками в 2013 году.

    В 2013 году Департамент капитального ремонта города Москвы (ДКР) объявил тендер на обустройство интеллектуальной системы мониторинга парковочных мест в столице. Государство выделило на проект более 500 млн рублей.

    Конкурс выиграла компания «Свэко», но самостоятельно никаких работ не выполняла. Она наняла субподрядчика — компанию «Интеллектуальные трафик системы», которая принадлежала Бирченко и Ахмадишину.

    По данным «Коммерсанта», предприниматели установили парковочные датчики и запустили ИТ-систему, которая проработала несколько лет. Однако затем власти города от неё отказались.

    Впоследствии оказалось, что заместитель генерального директора Департамента капитального ремонта Константин Сысоев заставлял Бирченко проводить платежи через свою фирму «Ювента». Так он похитил 30 млн рублей, за что получил штраф в 200 тысяч рублей и два года заключения.

    В том деле Бирченко и Ахмадишин выступали в качестве свидетелей. Позже Следственный комитет возбудил ещё одно уголовное дело, в котором они стали подозреваемыми.

    По версии следствия, предприниматели объединились вместе с чиновниками и похитили большую часть выделенных на проект средств. В сентябре 2017 года Евгений Ахмадишин, директор ДКР Александр Шукюров и бывший генеральный директор «Свэко» Олег Филлипов были задержаны по подозрению в растрате бюджетных средств.

    В марте 2018 года по решению Басманного суда Юрий Бирченко был заочно арестован — к тому времени он уже четыре года жил за рубежом. Предприниматель отрицает свою причастность к хищениям. Бирченко утверждает, что его компания имела только коммерческие отношения с компанией «Свэко» и вела работы в рамках правового поля.



    В октябре 2013 «Ювента» выиграла тендер по системе мониторинга парковочного пространства на улицах Москвы (550 датчиков). Субподрядчиками выступала наша с Ахмадишиным фирма «Интеллектуальные трафик системы». В начале ноября 2013 года мы как субподрядчики выполнили все работы по оборудованию парковок интеллектуальными системами, но не получили от «Ювенты» оплаты.

    Ориентировочно в апреле бывший заместитель директора Департамента капитального ремонта Сысоев был арестован, в деле мы с партнёром выступали свидетелями. Чиновники угрожали нам физической расправой, некоторых свидетелей сделали инвалидами, но с нами обошлось.

    После истории с «Ювентой» мы просто решили делать лучший продукт и продавать тому, кто даст выше цену и более выгодные условия по дальнейшему обслуживанию. Вели переговоры с несколькими крупными компаниями, которые хотели выиграть тендер по обустройству интеллектуальной системы мониторинга парковочных мест в Москве. Когда выиграли «Свэко», мы стали их субподрядчиками.

    Следственный комитет считает, что мы вступили в сговор с чиновниками и давали им взятки за завышение цен на тендеры. На самом же деле, мы с Ахмадишиным не имели никакого отношения к формированию конкурсной документации и цен. Когда «Свэко» выиграла тендер, мы действовали с ними в коммерческом поле, предложив лучший продукт по той цене, которую считали справедливой с учетом наших затрат на разработку и уникального положения на рынке. Получение прибыли не является уголовным преступлением.

    Изначально в условиях тендера было обязательное требование о наличии у организации лицензии на работу с государственной тайной. У «Свэко» была такая редкая в коммерческой сфере лицензия, у нас нет. Мы оспорили это требование в ФАС и добились его отмены (есть в распоряжении редакции). Следственный комитет считает, что мы задолго до этого обстоятельства «создали преступную группу и распределили роли». Вы можете себе представить, что члены одной преступной группы выясняют отношения в ФАС?

    Понятия не имею о возможных причинах. У нас не было никаких особых отношений со «Свэко», помимо коммерческих. Мы знали, что они постоянно пытались скопировать наш датчик, подкупали наших инженеров, нанимали западных консультантов, в 2014 выиграли конкурс на техническое обслуживание нашей системы и успешно выполнили контракт. Переходило ли кому-то дорогу руководство «Свэко», нарушали ли они уголовный кодекс, я не знал и не считал это своей прямой обязанностью, если честно. Хватало своих сложностей в разработке сложного решения в сжатые сроки.

    С ещё одним обвиняемым по делу, нынешним директором ДКР Александром Шукюровым, я не знаком и ни разу его лично не видел (даже издалека). После того, как его предшественника Сысоева арестовали за реальное хищение средств, которые его карманная компания должна была заплатить ИТС, нас в ДКР никто не хотел видеть.

    Я переехал в Британию в 2015 году и получил вид на жительство, как особо талантливый технологический предприниматель после выигрыша Cisco BIG Awards. Никакого дополнительного статуса в связи с недавними событиями у меня нет.

     

Комментарии

Опубликовано 24 сен 2018.